Лапоть (lapot) wrote,
Лапоть
lapot

Вторая сторона медали.

Часть вторая

История о вмешательстве Президента одной заокеанской страны во внутреннюю политику другой державы в поддержку мятежников и террористов, с продолжением и послесловием.
А кому лень лезть под кат - мучайтесь любопытством о чём и о ком идёт речь :))

Часть первая тут:http://lapot.livejournal.com/132075.html

http://lapot.livejournal.com/132827.html

http://lapot.livejournal.com/133303.html?mode=reply





Как я недавно говорил, Канада - большая страна, вторая в мире по территории после России, при сравнительно небольшом населении. Территория Канады тянется от Атлантического океана до Тихого, с севера омывается Северным ледовитым. Офицальным главой государства Канада ( и ещё 15 стран Коммонвелс содружества) является действующий британский монарх (с 1953 года и до сегодняшнего дня - Королева Елизавета), форма правления - Парламенская демократия, в состав страны входит 10 провинций и 3 северные территории. Офицальные языки страны - английский и французский. И всего лишь в одной провинции из всех вы увидите надписи у входа в крупных компаниях и офицальных учереждениях только на французском языке и флаг провинции, встречающийся несоразмерно чаще, чем флаг государства. Вот об уже достаточно далёких событиях в этой провинции я вам и расскажу чуть-чуть.

В провинции Квебек к началу 60-х годов проживало 80% франкофонов и 20% англофонов. Провинция вошла в состав Канадской федерации в 1867 году, европейские французы отказались от притязаний на владение землями ещё в конце 18 века. Это была самая крупная (по населению) и самая экономически процветающая из канадских провинций, однако в экономике провинции наблюдалась некоторая диспропорция: франкофоны воспитывались и жили в жёстких партирхальных традициях под жёстким регулированием католической церкви, это была стандартная политика квебекской франкофонской верхушки - единственный, как они считали, способ удержать франкофонскую идентичность населения.
Поэтому в бизнесе (финансовом и промышленном) открыто лидировали оставшиеся 20% англофонского населения, подвижного, предприимчивого, не связаного жёсткими патриархальными рамками.

В 1960 году новый Премьер Квебека начал либеральные рефомы, касавшиеся всех сторон жизни провинции, включая экономику/образование/войну с католической церковью. Разумеется, либерализация сопровождалась вспышкой дикого лево-ориентированого национализма с лозунгом "Квебек для французов". Практически сразу лидерство в движении захватили сепаратисты, кроме политического крыла расцвели пышным цветом экстремистские и террористические организации, наиболее известная из которых, Фронт Освобождения Квебека, действовала с 1963 по 1970 год, произвела ок. 160 силовых актов, виновна в убийстве 8 человек (ранено намного больше), в похищении людей, во взрыве Монреальской фондовой биржи и т.д. Националистический пафос строился (и строится до сегодняшнего дня) на рассказках (как оно водится) об угнетении франкоканадцев англоканадцами, об экономическом доминировании англофонов, в том числе на просторах квебекской родины, о разрушении злобными англичанами франкоканадской культуры и идентичности.


Это была присказка, а сказка вот:


В третьей декаде июля 1967 года в Квебек с визитом прибыл национальный герой Франции, Президент Французской республики Шарль де Голль. Визит начался странно: главы любых государств, прибывающие в Канаду, прилетают в Оттаву, где их по протоколу на соотв. уровне встречает канадское правительство. Вместо этого де Голль прибыл напрямую на корабле по реке Св. Лоуренса в столицу Квебека, город Квебек. Там он был встречен восторжеными толпами, с энтузиазмом приветствовавшими французского лидера; эта же толпа с неменьшим энтузиазмом освистала нового Генерал-губернатора Рональда Миченера.

24 июля де Голль прибыл в Монреаль. В его расписании не было предусмотрено публичных выступлений, но он сказал квебекским офицальным лидерам, что просто обязан выступить перед приветствующими его массами. По данным разных источников, де Голль планировал это выступление ещё во Франции, оно не было импровизацией, он умело воспользовался ситуацией и навязал квебекским чиновникам решение.

Де Голль выступил перед толпой с балкона Сити-Холла. В своей речи де Голль сказал, что его путешествие по реке, на берегу которой его приветствовали скопившиеся для встречи франкофоны, напомнило ему триумфальное возвращение в Париж после освобождения от Германской оккупации; напомнил о тесных нитях, связывающих Францию с Квебеком; и к заключению "Да здравствует Монтеаль! Да здравствует Квебек!" добавил "Да здравствует освобождённый Квебек! Да здравствует Французская Канада! И да здравствует Франция!". Речь передавалась в прямой трансляции по радио.

Дипломатический скандал и немедленное прекращение визита де Голля канадским правительством было наименьшим из случившегося дальше. Отношения двух стран так больше никогда и не вышли на нормальный уровень, такой, который связывает Канаду с остальными европейскими державами. Каждый следующий французский президент тем или иным способом даёт заверения невмешательства в канадские внутренние дела очередному канадскому правительству. Но это далеко не всё.

Канадское население было до смерти взбешено выступлением де Голля об освобождённом Квебеке, который сравнивался с освобождённой от немцев Францией: после войны прошло всего 23 года и канадцы ещё не успели забыть, как они в составе англофонской части коалиции (США, Британия, Канада) высаживались в Д-Дэй в Нормандии, потеряв при высадке половину личного состава, как освобождали Францию, умирая на чужой земле за чужую свободу. Ни у кого не возникло сомнения, что оскорбление было нанесено рассчётливо и намеренно. Премьер-Министр Канады Пирсон выступил с речью, где, кроме всего прочего, было сказано: "Квебек не нуждается в освобождении. Мало того, тысячи канадцев отдали свои жизни во Второй мировой войне за освобождение Франции и других европейских стран."

Вновь назначеный Министр Иностранных дел Канады, квебекский француз Пьер Трюдо публично поинтересовался, как бы отреагировали французы на заявление канадского Премьера "Бретонь для бретонцев". Де Голль сказал журналистам "Никакие соглашения и никакая вежливость не распространяется на Трюдо, который является врагом самого существования французов (как этноса) в Канаде"


Но слоган де Голля стал знаменем квебекских сепаратистов. Обещаная им поддержка со стороны Франции подхлестнула националистический угар квебекских экстремистов, добавила националистических настроений в молодёжной среде. По итогам действий националистических боевиков разного рода после киднеппинга 2 высокопоставленных чиновников разразился т.н. Октябрьский кризис 1970 года. Канадским Премьером Пьером Трюдо провинция Квебек была объявлена на военном положении, в провинцию были введены федеральные войска, Королевская Конная полиция повела массовые обвальные аресты, на улицах Монреаля стояли танки. Ничего подобного в канадской истории не было ни до, ни после. Франкофонские экстремистские организации практически прекратили существование.

С 1970 года партия сепаратистов Блок Квебекуа представлена в федеральном Парламенте
В 1980 г был проведён первый референдум об отделении Квебека от Канады, сепаратисты получили 40% голосов. После референдума успешные англоговорящие бизнесы массово бросились бежать из Квебека в соседнюю провинцию Онтарио. На этом закончилось столетнее экономическое лидерство Квебека в Канаде. Экономика провинции в условиях бегства капиталов и бизнесов начала приходить в упадок, в котором и находится до сегодняшнего дня. С другой стороны, кому убыль, а кому и прибыль, с начала 80-х начинается мощный подъём экономики Онтарио, стартовавший именно тогда и потому.
Второй референдум об отделении Квебека был проведён в 1995 году, сепаратисты получили 49% голосов. При этом англофоны, составляющие 18% населения, 90% ответили "нет", а франкофоны 60% - "да".
Больше референдумы в Квебеке не проводились - опросы населения показывают, что на фоне имеющихся экономических проблем идея отделения от Канады теряет популярность. После референдума 95 года умный и жёсткий Премьер правительства Канады, сформированого Либеральной партией, квебекский француз Жан Кретьен сумел донести до земляков, что отделение - это не только красивое название, но и экономическая самостоятельность, своя собственная валюта, торговые пошлины на границах и пр. прекрасные спутники суверинитета. Хотя партия Блок Квебекуа не теряет надежд.

А с чего вдруг Шарль де Голль повёл себя в Квебеке таким диким образом? откуда растут ноги этой дикой истории?

А об этом, дорогие читатели, я расскажу вам в первой части этого занимательно рассказа о второй стороне медали. Завтра или послезавтра. М.б. позже. А то получается длинно и занимает много времени.

Всегда ваш,

Лапоть Лыковый.


PS: Добавления, уточнения и поправки принимаются с благодарностью.
Tags: public
Subscribe

  • 76

    В видеоряде - Ниагарский водопад и Торонто. Песню исполняют живущие в Торонто правнуки пришедших и не пришедших с фронтов Великой Отечественной…

  • 75

    Ну что, как всегда - за жизнь. Без изменений. Пока мы здесь. https://lapot.livejournal.com/tag/9%20мая

  • 74

    Ну, выпьем за жизнь.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 76

    В видеоряде - Ниагарский водопад и Торонто. Песню исполняют живущие в Торонто правнуки пришедших и не пришедших с фронтов Великой Отечественной…

  • 75

    Ну что, как всегда - за жизнь. Без изменений. Пока мы здесь. https://lapot.livejournal.com/tag/9%20мая

  • 74

    Ну, выпьем за жизнь.